14 июня в 20:44

Таможенные рассказы. Кормилица

Ирина проснулась еще до будильника. Спать больше не хотелось. Она посмотрела в окно - светать только начинало. Одев тапочки, Ирина тихонько пошла в ванную. Тонкая струйка воды полилась из рукомойника. Воду надо было беречь и в целях экономии они с мужем решили пользоваться рукомойником и тазиком. На душ тратилось слишком много воды, чтобы позволить себе каждый день им пользоваться.
Женщина плеснула в лицо холодной водой и посмотрелась в зеркало. Ничего нового она не увидела - обычное круглое лицо с карими глубокими глазами и тяжелым подбородком, кучерявая шевелюра с небольшой, еще еле заметной сединой. Ирина вздохнула - 43 года это уже возраст, когда начинаешь косметикой не подчеркивать красоту, а скрывать под слоем тонального крема морщинки.

Разогреть вчерашний борщ и налить в тарелку и в баночку - с собой, привычные утренние движения. Ирина взяла баночку с растворимым кофе. Кофе почти закончился. Перед тем как положить себе в чашку две ложечки порошка, она на секунду задумалась и одну ложку высыпала обратно. Экономить теперь надо на всем.
- Доброе утро. - Донеслось из-за спины.
Ирина не оборачиваясь ответила:
- Доброе утро, Илья.
За спиной стоял муж. На десять лет ее старше. Но она не жалела о разнице в возрасте. Он был высоким, но уже немного располневшим мужчиной, немного медлительным, но спокойным - и это Ирине в нем нравилось с самого их знакомства.
- Ты сегодня рано. - Говорил Илья тоже неспеша, как бы пробуя на вкус каждое слово.
- Ну, и хорошо, - весело отозвалась Ирина, - пешочком дойду. Три километра. Как раз прогуляюсь. Спать как-то не хочется. А ты как сегодня?
Илья задумчиво почесал проплешену.
- Я на птицефабрику сходить хочу. Там говорят, слесарь нужен. Может возьмут.
Ирина постаралась скрыть вздох надежды. "Может возьмут" - тянулось уже полгода. Муж не работал, хоть упорно ходил и искал работу. Хорошо хоть она устроилась. А то бы сидеть им без куска хлеба, как многие в их селе сейчас, без работы.
- Я побежала, - Ирина привычно оправила форму, чмокнула мужа в небритую щеку и подхватив сумку вышла во двор.
Двор подметенный, аккуратный, даже забор покрашен - соседи завидуют, говорят, что у Михеевой достаток теперь. А что достаток? Ручками все! Своими ручками - и забор покрасить и двор в порядок привести. Да еще и работать надо! Хоть теперь на нее многие косились, она считала, что выбрала себе хорошую профессию, а главное на старости пенсия будет. Она сейчас заботится о государстве, а потом государство о ней. Ирине даже нравилась удобная форма цвета морской волны.
- Эй, таможня!
Ирина оглянулась. Сзади, по проселочной дороге неспеша пылил "пирожок". Из кабины, через открытое окно ей улыбался сосед Степан. Мужик лет шестидесяти с хитрым прищуром глаз.
- Садись, подвезу!
- Да что, ты, Степан! Я и сама дойду! Здравствуй!
Степан остановился вровень и открыл дверцу:
- Садись-садись! Тебе, небойсь, смену стоять, натрудишь еще ножки!
Ирина не стала пререкаться и подобрав подол форменного плаща уселась в машину.
- Спасибо, Степан.
- Да ладно, тебе! - Степан завел машину и медленно поехал.
- А я вот только вчера ее из ремонта забрал! - похвастался Степан и ласково провел рукой по приборной доске, - теперь едет как новенькая. Слышишь, как двигатель тихо работает, не стучит. Я же без нее не могу, с моими-то ногами далеко не уйдешь! А вот сегодня собрался к дочке поехать, давно не видел. Как машину на ремонт отдал. Три недели посчитай!
- Это к какой? - поддержала разговор Ирина.
- Верка с малыми на прошлой недели сама приезжала. Ты их сама видела. Они еще у тебя чуть вишню не пообрывали!
- Так мне вишни не жалко - пусть бы рвали себе на здоровье!
- Пусть знают, где свое, а где чужое! - нахмурился Степан. - До чужого все охочи! Замучили они меня совсем, пусть Верка сама с ними нянчится! А Радку я уже с мая не видел. Она как за поляка замуж вышла, так теперь редко ко мне ездит. Все я к ней. Да и помочь надо. Обе же без работы! Я-то хорошо, что еще работаю. Пока еще двигаюсь - надо работать.
На перекрестке поселковой и широкой асфальтированной дороги Степан остановил машину.
- Ну, вот, теперь сама дойдешь! - Степан махнул рукой в сторону хорошо видного таможенного поста. - А я в город еще съезжу. Товар взять надо да отвести... Пока, соседушка.
- Пока, Степан. Спасибо, что подвез!
Ира захлопнула дверцу пирожка и направилась в сторону границы.
Сегодня было машин немного. Ира даже успела пару раз спокойно, не торопясь попить кофе, поговорить с Олей. Даже начальство было сегодня какое-то сонное и вроде бы смена не ночная, а на солнышке разморило. Ветерок тоже не спешил забираться под крышу пункта пропуска.
В середине дня весь персонал наблюдал интересную картину. С того бока границы, прямо из-за пограничного шлагбаума, через досмотровую зону медленно, важно, не останавливаясь и не на кого не обращая внимания вальяжно шествовала ухоженная рыжая кошка. Даже водители застыли с декларациями в руках. Пункт пропуска замер на время прохода пушистого нарушителя.
- Валера, - пошутила Ольга, обращаясь к пограничнику, - проверь документы!
Пограничник склонил голову набок, рассматривая кошку, и серьезно ответил:
- Лапы, хвост, усы на месте - документы в норме.
До самого выхода с зоны таможенного контроля кошку сопровождал веселый смех. Возле будки пограничника кошка, махнув напоследок хвостом, прыгнула в кювет и побежала по своим важным кошачьим делам.
Смена близилась к концу и Ирина уже предвкушала, как вытянет уставшие ноги дома на диване. В хвост небольшой очереди из двух машин пристроился знакомый "пирожок". У Иры ёкнуло сердце. Она остановилась у стеклянных дверей будки и нерешительно переложила печать из одной руки в другую.
Дверь открылась и Ира отпрянула вглубь коридора.
- Ты чего? - удивилась вошедшая Ольга, - это твои - иди!
- Олечка, - сама не зная почему, попросила Ира, - посмотри вместо меня? А?
- Ты чего, Ирка? - Оля пожала плечами. - Что с тобой?
- Там один... знакомый. - Нехотя ответила женщина.
- Ладно, но потом следующие три - твои.
- Хорошо, Олечка! - согласилась Ира и облегченно вздохнула.
Она, стоя возле окна, наблюдала, как Степан, подволакивая ногу, несет декларации сначала к одному окну, потом к другому. Оля с еще одним таможенником Сашей и пограничником Валерой подошли к машине для осмотра. Привычно осмотрели кабину - Степан заранее открыл дверцы, заглянули в бардачок. Саша махнул рукой в сторону кузова. Степан, улыбаясь, открыл задние дверцы. Ира не слышала, о чем говорили таможенники со Степаном. Но вдруг он замахал руками, что-то яростно доказывая. Оля покачала головой и показала рукой в сторону досмотровой площадки. Потом еще раз и еще раз. Степан хлопнул дверями и полез заводить машину. Таможенники и пограничник пошли следом.
- Ну, чего стоишь? - услышала Ира сзади недовольный голос начальника смены. - Иди работай!
Ира осторожно выглянула из-за дверей. Вроде бы Степан отъехал и ее не увидит. Ладно, надо идти работать...
Она подошла к следующей машине "Фольксваген" и привычно сказала:
- Добрый день! Пожалуйста, откройте для проверки багажник.
Новость облетела таможенный пост быстро. Сначала по посту чуть ли не пробежала Ольга, ловко ухватив Ирину под локоть, она скороговоркой тихо и быстро проговорила:
- У этого, в "пирожке" целый тайник! Контрабанда!
- Ой! - испуганно вскрикнула Ира. - Ты что?
- Ага! Сейчас протокол оформлять будем!
И убежала в будку. Через минуту из будки вышли начальник смены и еще два таможенника.
Ира опустила глаза. Ей было почему-то стыдно.
До села ее довезли на служебном автобусе. Муж сидел дома. Ира сняла плащ, прошла в комнату, переоделась. Илья ждал на кухне.
- Как твои успехи?
Мужчина отвернулся, чтобы налить супа и поставил тарелку на стол. Подал второе и только тогда ответил:
- Никак. Они уже взяли.
Ира вздохнула. Илья постоял немного и, тяжело отперевшись широкими ладонями на стол, сел напротив.
- А как у тебя? Смена прошла спокойно?
- У меня... контрабанда. - Она привыкла все рассказывать мужу. Доверять в их семье было принято с самой свадьбы, - Сигареты, почти четыре тысячи пачек.
- Ни чего себе! И где?
- Тайник в кузове "пирожка". Сделал двойную стенку внутри из ДСП, закрасил - ничего не видно. А у Ольги, ну ты знаешь ее, нюх на такие вещи - она предложила пройти углубленный досмотр. Выявили случайно. Пришлось разбирать полкузова. Машину, ясно, изъяли.
Ирина тяжело вздохнула.
Муж помолчал и вдруг спросил:
- Из наших? Да? Из села?
Она вскинула удивленные глаза и встретившись взглядом с мужем, опустила:
- Степан.
Муж почесал затылок:
- На чем же ему теперь товар из города возить... у него же у него на два магазина единственная машина... была. Как же он теперь без нее... работать-то не сможет... Она... кормилица.
Ира молча сидела, так и не дотронувшись до супа, приготовленного умелыми руками мужа, и смотрела в окно. Там, в сумерках, медленно подволакивая ногу, ковылял сосед. Вот он остановился, вытащил из кармана пачку сигарет, вытянул одну, смял и бросил пустую пачку. Прикурил. Постоял еще секунду будто думая. Потом повернул немного голову в сторону Иркиной хаты и снова замер. В конце концов, так и не решившись, просто махнул рукой и побрел дальше.
Пустая сигаретная пачка одиноко белела возле свежевыкрашенного забора.

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться:


Смотри также

Как жить рядом с сумасшедшей? Крысеныш Возмездие Каравайкина ЧОП Я потерял жену и остался с двухлетней дочкой. Вот с чем мне пришлось столкнуться Немцы всегда огребают Лучший подарок на 23-е февраля Про оно самое – г…вно Бывшие дети. Перспективы и реальность Невероятная причина больше не садиться за руль Случилось Я счастлив, что вырос в СССР