1 июня в 00:28

Заявление

- Нет, эта не годится, - Сергей отрицательно покачал головой и вновь уткнулся в игру на смартфоне.
- Коленки дрожат, красавчик? - осклабился Роман. Он откинулся в сером кресле Васькиного "легаси" так, что сиденье отогнулось под его немалым весом почти до упора.
- Ничуть, - усмехнулся Сергей. - У нее же обручальное кольцо. Забыл уговор? Замужних не трогаем.
Роман промолчал. Он действительно запамятовал условия спора, из-за которого они втроем сидели теплым летним утром в машине у районного ЗАГСа и тратили время на терпеливое ожидание подходящей добычи. Согласно оговоренным требованиям жертва должна быть незнакомой незамужней красивой девушкой в возрасте примерно от восемнадцати до двадцати пяти.
На последнем настоял Сергей. Он знал, что обычно, чем старше женщина, тем труднее ее развести на внезапную авантюру с первым встречным. Горький опыт прежних соблазнов делает дам за тридцать более осторожными к неожиданным предложениям привлекательных молодых людей.

Честно говоря, Сергей уже жалел, что повелся вчера на провокацию Романа и дал взять себя на "слабо". Мог бы отдохнуть лишний день отгула после тяжелой трудовой недели. Сколько сил ему стоило добиться реализации последней партии залежавшихся с прошлого года холодильников! Зато склад опустел, и Сергею позвонил с благодарностью лично директор регионального дистрибьютора. Словами большой начальник не ограничился. Сегодня утром Сергей обнаружил, что его зарплатный счет пополнила сумма с пятью нулями. Как здорово можно было погулять на уик-энде! Теперь, конечно, отступать поздно.
Роман Сергея откровенно ненавидел и при каждой встрече с завидным постоянством демонстрировал сверхготовность к бесчеловечному троллингу. Вспыхивающий, как спичка, Сергей на километр бы не приблизился к его жирной туше, но Романа привечал Васька. Васька же являлся душой их постоянной компании.
Вражда Романа к Сергею была не личной, а, так сказать, классовой. Роман посвятил свою жизнь одному божеству - пище, наращивая вес и вместе с жиром обрастая болячками. Его неуемный аппетит стремительно прокладывал своему хозяину дорогу на кладбище. Сергей, атлетичный, симпатичный на лицо и приятный в общении, приносил жертвы в храме Афродиты. К двадцати семи годам на алтаре его любви согласно записям хранившегося в прикроватной тумбочке блокнота побывали уже восемь десятков девушек. Счет мог быть и в два, и в три раза крупнее, однако, Сергей предпочитал, по его собственному выражению, дистиллят, то есть самых красивых и ухоженных. Женщины от Сергея были без ума, что немало помогало ему и в бизнесе. Роман же о подобном успехе мог только мечтать.
Прошлым вечером, нагрузившись алкоголем, Сергей докладывал приятелям об очередной победе. Роман грубо прервал его:
- Ладно, хорош хвастать! Верю, бабы от тебя просто млеют, но, бьюсь об заклад, ни одна не выйдет за тебя замуж. Ты им нужен только для удовольствия. Как супруга и отца детей тебя никто не рассматривает.
Будь Сергей трезв, он лишь посмеялся бы над глупой завистью недруга. Но после двух литров крепкого пива и трех рюмок водки дала о себе знать природная запальчивость.
- Ха! - вскричал Сергей, хлопнув ладонью по столу. - Да я завтра встану перед ЗАГСом, и незнакомая прохожая девчонка сразу согласится подать со мной заявление.
- Врешь! - взревел не менее пьяный Роман.
- Спорим? - предложил Сергей.
- На сто тысяч рублей! - ответил Роман.
- Но только на заявление! - потребовал Сергей. - Не хочу жениться, тем более, на случайной телке с улицы.
Ударили по рукам. Тут же обговорили условия. Для чистоты эксперимента девушек из толпы должен был выбирать Васька. За Сергеем оставалось право согласиться или отклонить кандидатуру. Это Сергея вполне устраивало, так как одним из секретов его побед было редкое умение с одного взгляда определять возможность собственного успеха у конкретной особы женского пола. Сергей сам не знал, как это получается, но безошибочно отсеивал ригидных моралисток, закомплексованных психичек, влюбленных по уши пташек, и просто девиц, которые ему ни за что и никогда не дадут. Как ни странно, в последнюю категорию по его подсчетам попадала чуть ли не каждая пятая, но дружкам знать такие подробности было необязательно. Пусть по-прежнему считают Сергея колдуном пикапа и берегут от него жен и подруг.
Как назло, сегодня мимо Васькиной машины проходили или замужние, или серые мышки, или недоступные королевы. Появлялись и подходящие, однако, Васька, чтобы успокоить Романа насчет честности опыта, многих пропускал, и, как назло, все перспективные цыпочки оказывались в его черном списке.
Роман все чаще подтрунивал над Сергеем, но тот держал себя в руках Сто тысяч на дороге не валяются, да и репутация чего-то да стоит. Сергей упорно ждал "свою" девушку.
И дождался. Коротко стриженная брюнетка в белом брючном костюме печально брела к дворцу бракосочетаний от длинного коричневого корпуса местного университета. Наверное, провалила экзамен или зачет. На вид лет двадцать. Сергей пригляделся к ее лицу. Привычное волнующее тепло растеклось по всему его телу. Красавица первосортная. Фигура спортивная, но не худая. Грудь, попа, бедра, - всего в меру. Самое главное, он чувствовал: это верняк. Даже больше: трехсотпроцентный верняк. Неужели Васька и ее пропустит?
Но Ваське, как видно, надоело без толку сидеть в засаде.
- Может, ее? - кивнул он в сторону девушки в белом.
- Сойдет, - с притворной неохотой согласился Сергей. - Пойду, а то Ромка с голода помрет в ожидании обеда.
Не давая возможности приятелям что-либо возразить, Сергей стремительно выскочил из автомобиля и побежал вслед за студенткой. Он был в лучшем костюме, гладко выбрит, тщательно вымыт, и пах чистым мужским запахом без малейшей примеси искусственных ароматов. Рот перед выходом из дома Сергей прополоскал специальным раствором трижды, чтобы и следа не оставить от вчерашнего загула.
Прием, который он применил для завязывания знакомства, являлся настолько же древним, насколько и безотказным в исполнении умелого ловеласа.
- Девушка, девушка, подождите, остановитесь на минутку! Вы обронили! - Сергей, запыхавшись, догнал студентку и, встретив ее удивленный взгляд, протянул связку разнокалиберных ключей на металлическом брелке в виде забавного мишки. Мишку он купил в киоске по пути к ЗАГСу, а ключи были репликой с набора, найденного давным-давно на скамейке в парке, и открыли Сергею уже немало женских сердец.
- Что вы, это не мое! - Студентка засмущалась и не спешила продолжить свой путь - верный признак, что крючок проглочен сразу и намертво.
- Ой, а мне показалось, что они ваши! - пригорюнился Сергей, но тут же ободрился:
- Ключи наверняка принадлежат кому-то из университета. Не покажете, где у вас обитает завхоз? Я ему отдам находку. Может, обнаружится владелец.
- Пропажи собирает охрана на вахте. Пойдемте, я покажу, - охотно согласилась студентка.
Сергей возликовал. Вахта во всех учреждениях расположена у самого входа и показывать ее глупо, все равно мимо не пройдет даже ловец ворон. Не заметишь стражу - она сама тебя окликнет.
За три минуты от ЗАГСа до вузовской вахты Сергей представился и выудил у новой знакомой имя - Наташа. Ключи заняли почетное место на столе находок, чтобы подобно предшественникам никогда не обрести законного хозяина и угодить в конце концов на свалку. Свою функцию, впрочем, они уже выполнили - нужный замок был открыт.
Сергей легко уговорил Наташу продолжить общение в кафе, расположенном через улицу от дворца бракосочетаний. Девушка без малейших колебаний осталась с ним и, потягивая кофе, зачарованно глядела в его мягкие глаза, такие честные, такие искренние и милые.
Сергей не торопил события. Он знал, что полностью контролирует ситуацию, поскольку заметил, что Наташа выключила телефон, видимо, из опасения, что ее романтическое приключение прервет неотложный звонок. Наташа так сильно увлеклась Сергеем, что если бы спор касался соблазнения, он просто взял бы новую подругу за руку и прямо из кафе увел к себе. Однако, перед Сергеем стояла нестандартная задача и подход следовало применить более творческий.
- Наташа, - сказал он, поглаживая ее пальцы. Девушка не отрывала от Сергея влюбленных глаз. Ему даже стало неловко: так крепко и сразу в него еще не втрескивались. - Могу я быть откровенным?
Она кивнула.
- Ты мне чрезвычайно нравишься, - продолжил Сергей. - Хочу встречаться с тобой и узнать получше. Ты не против?
Она помотала головой. Жест двусмысленный, но Сергей знал: в данном случае он означает восторженное "да".
- Знаешь, - улыбнулся он. - Мне пришла в голову безумная идея. Видишь, через дорогу ЗАГС? А давай подадим заявление. Прямо сейчас. У нас будет несколько месяцев до свадьбы и, если передумаем, то сможем его забрать. Обычно люди сначала встречаются, а потом подают заявление. Мы же поступим наоборот. Согласна?
Девяносто девять процентов женщин отказались бы от столь поспешного и необдуманного решения, но Наташа улыбнулась в ответ и задорно воскликнула:
- Давай! Это забавно!
И полезла в сумочку проверить на месте ли паспорт.
Дальнейшее прошло, как по маслу. Под негласным присмотром крутившихся рядом Васьки и Романа они вошли в ЗАГС, оформили заявление и поехали гулять по городу. Отлучившись в туалет, Сергей передал Ваське официальное приглашение - регистрацию брака назначили на сентябрь. Показав за спиной кукиш Роману, он усадил невесту в джип и увез в кино смотреть свежий блокбастер.
Сергей ожидал, что они с Наташей проведут ночь вместе, потом, может быть, еще одну или две. Затем скажет, что ошибся, или просто начнет ее игнорировать. Привычный сценарий для соблазнения на спор. Не она первая, не она и последняя.
Получилось иначе. В большинстве случаев Сергей совершал половой акт с девушкой на первом или втором свидании. Реже на третьем. Никогда не позже четвертого. За остаток июня и июль он встретился с Наташей двадцать шесть раз, а у них так и не пошло дальше поцелуев. Не потому что Сергей не хотел. Не потому что Наташа не позволяла. Просто он вошел во вкус. Наташа оказалась совершенно экзотическим блюдом. Такого Сергей раньше не пробовал. Он оттягивал момент близости, как гурман оттягивает переход к десерту, после которого завершится вкуснейший обед в его жизни.
Как настоящие жених и невеста, они шатались по концертам и выставкам, часами гуляли вдвоем в парках или валялись на пляже. Сходили в лесной поход, сплавились по реке на байдарке, посетили представление заезжего цирка. Сергей неизменно провожал Наташу до подъезда и всегда уклонялся от приглашений подняться к ней. Он видел, что Наташа начинает беспокоиться: почему это жених не желает получить то самое, чего только и надо каждому мужчине? Неизбежное приближалось.
Однажды она не пришла на условленную встречу в их любимый ресторан. Сергей позвонил. Трубка долго гудела. Наконец Наташа вышла на связь и, захлебываясь от слез, прокричала:
- Не звони мне! Ты сволочь! Я все знаю! Ты познакомился со мной на спор! За сто тысяч рублей! Лжец! - И отключила смартфон.
Настали черные дни. Месяц Сергей ходил сам не свой. Он быстро узнал, что "сдал" его Наташе Роман. Переживая потерю денег и насмешки дружков, толстяк отыскал горе-невесту в соцсети и кинул ей в сообщения видео с вечеринки, устроенной Сергеем по случаю победы в споре.
При следующей встрече с Романом Сергей полез в драку. Никто его не остановил. Даже сам Роман, которому в итоге пришлось накладывать швы и чинить сломанное ребро. Он безропотно позволил Сергею жестоко себя избить. Васька потом как-то надавил на пострадавшего, и подавать жалобу копам тот не решился.
Сергею, впрочем, было все равно. Он перестал появляться на пивных посиделках. Радостное приключение с Наташей превратилось в черную занозу, засевшую в сердце и днем и ночью саднившую нестерпимой мрачной печалью.
Новые подруги не помогали забыться, да девушки и сторонились грустного Сергея. Он с головой погрузился в работу. Пахал как вол и крутился как белка в колесе. За месяц заключил контрактов на семь миллионов сверх плана. В компании заговорили о нем, как о вероятном преемнике главы городского филиала.
В один из сентябрьских дней Сергей заехал в университет, чтобы "подмазать" конкурсную комиссию, выбиравшую поставщика кондиционеров. Выходя под вечер из корпуса после успешных переговоров, он с грустью посмотрел на дворец бракосочетаний. На завтра назначена свадьба, которая не состоится.
Сергей решил зайти и забрать заявление. Он мог бы и не делать этого. Наташа, наверняка, уже отменила все за него, да и не имела формальность никакого значения, кроме вежливости по отношению к сотрудникам ЗАГСа. Все-таки что-то его толкнуло, буквально заставило переступить порог дворца и повернуть ручку двери заветного кабинета.
Клерк - неожиданно им оказался пожилой худощавый мужчина, хотя в прошлый раз в уютном кресле, как на троне, восседала солидная матрона - встретил Сергея ворчанием:
- Ох, молодежь! То невеста приходит, теперь жених! Сейчас бланк заполним...
- Как, разве Наташа не забрала заявление? - удивился Сергей.
- Точно так, - подтвердил служащий. - Пришла, постояла, поплакала, а бумагу ликвидировать отказалась. Ну, вот он, бланк... Эй, куда вы, молодой человек?
Серебристой молнией пронесся по городу Сергеев джип. Светофоры благосклонно встречали его зеленым. Люди забывали ступить перед ним на проезжую часть. Камеры перегорали, радары выходили из строя, а полицейские отворачивались или теряли сознание от жары.
Едва машина затормозила в Наташином дворе, Сергей пулей вылетел из нее и за полминуты поднялся по лестнице на шестой этаж. Здесь он в изнеможении привалился к металлической двери скромной гостинки и нажал кнопку звонка. Он толкал ее непрерывно, ни на миг не прекращая давления. Трезвон стоял, как при пожаре.
Наконец, дверь приоткрылась. Показалось испуганное лицо Наташи.
- Ты чего... - начала она. Закончить фразу Сергей ей не позволил. Дверь щелкнула автоматическим замком, отделив двоих от всего мира.
Следующим утром они проснулись одновременно. Наташа простонала:
- Господи, что ты со мной сделал, Сережа! Хочу так каждую ночь! До самой пенсии. Можно и после нее.
- Знаешь, а мы еще успеваем, - сказал он, застегивая наручные часы.
К вечеру город облетела сенсационная новость: сердцеед и холостяк Сергей Филатов дезертировал в лагерь женатиков.
©Николай Соснов

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться:


Смотри также