9 февраля в 02:56

Ушёл из жизни, забрав с собой дочь: канатоходец Йозеф Эйземанн

В цирковом мире воздушные акробаты, канатоходцы, да все, кто работают под куполом и постоянно рискуют своей жизнью, считаются элитой. У, так называемых, "ковёрных" нет риска грохнуться на твёрдую поверхность с огромной высоты с возможностью навсегда остаться калекой. Некоторые из таких рисковых начинают работать на открытом воздухе, где зачастую ещё опаснее.                                    



Йозеф Эйземанн родился на территории нынешней Сербии в 1911 году. Дедушка его (по маме) был из известной цирковой династии и с малых лет научил любимого внука ходить по канату. "Старики"-канатоходцы никогда не использовали страховку, считая её слабостью и неуверенностью. Йозеф перенял опыт предыдущих поколений. В Югославии Эйземанн был успешным артистом и его труппа ездила с гастролями по всей Европе.Всё изменилось, когда 6 апреля 1941 года Гитлер напал на Югославию. Уже 17 апреля страна объявила капитуляцию. Йозеф тогда служил в армии Югославии, но отказался воевать против своих и вместе с тысячами беженцев устремился в Румынию. После, со своей семьёй, он перебрался в Вену, потеряв всё своё имущество на родине. Военные годы были тяжёлыми - развлечения не приносили денег и Йозеф стал портным. Удивительно, как ему удавалось избежать мобилизации, но только в 1945 году его принудительно отправили в ополчение, где в первом же бою его пленили французы. Вернуться к жене и двум детям ему удалось лишь спустя два года, проведённых в фильтрационном лагере.

Йозеф стал работать закройщиком в ателье, но продумывал своё возвращение на канат. Тренировки, спорт: он натягивал между домами веревку, обувался в специальные тапочки из мягкой кожи и, прихватив балансировочный шест, "гулял" меж домов Старой Вены. Горожане были в шоке. И по-прежнему - никакой страховки, кроме крюков на концах шеста. Ими, если повезёт, можно было успеть зацепиться за трос, в случае падения. Риск? Безусловно. Но в семье наконец-то стали появляться деньги, когда случайные зрители стали кидать канатоходцу монетки. Деньги собирали старшая дочь и сын Йозефа. Но Эйземанн мечтал о своей довоенной славе, о гастролях по Европе (а может быть и по всему миру). Нужно было прогреметь своим представлением так, чтобы о нём заговорили не только в Вене.Йозеф решил перейти Дунайский канал - рукав реки, текущий к историческому центру Вены. До войны это был один из лучших районов города, плюс он был с отличным обзором, что поможет собрать сотни, а то и тысячи зрителей.Городская мэрия позволила Эйземанну протянуть через канал канат ровно на один месяц. Высота над водой - семиэтажный дом. Длина каната - 120 метров. Вот только, из-за того, что большинство зданий было разрушено во время войны, уклон троса был с перепадом высоты в три метра. Это делало трюк ещё более опасным. А на всё у Йозефа был всего-то месяц, включая тренировки, на которые он потратил всего десять дней. 5 июля 1949 года состоялось первое представление на публике. Чтобы ещё больше подогреть толпу, канатоходец сначала прошёл сам, а потом пронёс на плечах собственного 12-летнего сына. Вот настолько он не сомневался в собственном мастерстве.

На протяжении последующих десяти дней, с небольшими перерывами из-за погодных условий, Эйземанн проводил по два представления в день: утром и вечером. От 1 до 1,5 шиллингов стоили места с лучшим обзором и на каждое представление являлось несколько тысяч зрителей.Чтобы ввести толпу в экстаз Йозеф стал показывать на канате акробатические трюки, но для его амбиций и этого было мало. Ему хотелось сделать что-то, чего не делали ни в одном цирке мира. И он предложил пронести на собственных плечах любого, кто на это осмелится. Фотограф одной из венских газет согласился, понимая, что фотографии Вены, сделанные с плеч Эйземанна, прославят его. Уже всё было подготовлено, но полиция вмешалась в последний момент, запретив 80-килограммовому канатоходцу нести на себе человека весом чуть больше 50 кг.

Расстроенный Эйземанн решил задействовать в шоу свою дочь Розину. Девушке тогда было 16 лет и первые несколько прогулок прошли гладко, пока восторженная публика ревела и хлопала, глядя на это безумие.17 июля 1949 года на набережных канала собралось пять тысяч человек (еще сотни сидели на крышах разрушенных домов). Погода стояла просто прекрасная - абсолютно никакого ветра, ясно и солнечно. Эйземанн привычно прогулялся туда-обратно, по дороге изобразив, будто он падает, потеряв равновесие (это вечный трюк канатоходцев), ну а потом предложил всем желающим возможность "прокатиться" у него на плечах. Из толпы вышла Розина, сыграв, что она случайная зрительница и привычно вскочила отцу на плечи. Они прошли Дунайский канал и до финала оставалось несколько метров, когда Йозеф, переставив ногу, потерял равновесие и пошатнулся. Розину повело в сторону. Сначала вниз полетела она, а затем и Йозеф.

Скорее всего, упав в воду они могли выжить, учитывая то, что отец и дочь хорошо плавали, а спортивная подготовка помогла бы им сгруппироваться при падении. Но Йозеф и Розина рухнули не просто на каменную набережную, а ещё и на ступеньки лестницы.Жена Йозефа прошла через колоссальный нервный срыв, а Питер, младший сын канатоходца, который видел всё произошедшее, бросился на крышу ближайшего дома, чтобы броситься вместе за сестрой и отцом. Он кричал, что хочет умереть вместе с ними.Когда приехала скорая помощь, они были живы, но шансов у них не было. Йозеф Эйземанн, как и мечтал, оказался на первых страницах всех мировых газет. Посмертно. На прощание с отцом и дочерью пришли тысячи людей. Йозефа и Розину похоронили вместе.
Loading...

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться:


Смотри также

Вор оказался в ловушке и съел украденные деньги Британка родила девятерых детей, несмотря на диагностированное у нее бесплодие Шутки и мемы 13.12.2023 Захватывающие фотографии из путешествий Натана Ли Аллена Подборка интересных и веселых картинок 11.05.22 Дышать ему тяжело стало! Готовится к концу света: Марк Цуккерберг тайно строит бункер на Гавайях Эти фильмы оказали влияние на мир Минералы, образовавшиеся в результате бомбардировки Земли метеоритами Отзывы с Вайлдбериз, которые порой покруче, чем сами товары «Будут ли про неё говорить, что она великая?»: Эдгард Запашный рассказал, что он думает об уехавшей…