21 ноября в 13:57

Очень непрямые продажи

- Ну и новости! - нахмурилась Лиля. - Это что за свидания с обколотой горгульей?
- Никакие это не свидания, - отвёл я поклёп.
Оспаривать "обколотую горгулью" было бы неосторожно.
- У Елены почти десять тысяч подписчиков. В Инстаграме - вообще под сто тысяч, и она всегда делает мне перепосты...
- Ещё что она тебе делает?
- Стыдись, Лиля, - осудил я. - Она зубной врач и у неё интересные посты. Мои рассказики про Камбоджу Елена всегда репостит, люди камментят. Это называется "непрямые продажи". Её аудитория - потенциальные клиенты твоего турагентства (в до-Ковидные времена "туристами" называли людей, зачем-то переезжающих из страны в страну - прим. авт.)
Осенью я писал про Новый Год в Ангкоре, она запомнила. Оказывается, купила тур, сегодня прилетела. Предложила встретиться за чашкой кофе. Я же не скрываю! Ну, давай откажусь.

- Что же через нас не поехала? - прищурилась Лиля.
- Она ещё летом купила. Мы тогда не были френдами. К тому же она эзотеричка. Чакры-макры, аура, астральное тело. Колдуны, гаданья и прочая мушмула - через "Путь Намасте" приехала.
- "Намасте"?! Да они же... ведь это...
- Ну, давай втроём посидим! - предложил я.
- Иди уж. Некогда мне, я свою группу встречаю. Намасте!
....
Елену я узнал легко - большая редкость в эпоху фильтров и фотошопа. Не очень-то обколотая и совсем не горгулья, но встревоженная и озабоченная. "Намасте" не отвечает, а завтра - встреча восхода в Башне Книгочея.
- Двадцать два звонка. И - ничего. Позвонила с другого номера - сразу ответили. А потом бросили трубку. - Елена нервно перекладывала пасьянс из ваучера, договора и программы. - А вы так красиво расписывали про Камбоджу. Как же так?
"Как-как?" Известно как. Новогодний бум: водители и гиды нарасхват, почему бы не кинуть того, кто уже заплатил?
- Не знаю, что делать. Я и английского не знаю. Специально русского гида заказала. Портье предложил машину за двести пятьдесят долларов в день. По-моему, очень дорого.
Конечно, дорого. В пять раз дороже. Пик сезона, все хотят сорвать лишний доллар.
- Попробую что-нибудь сделать, - сказал я на прощанье и немедленно пожалел.
А как не сказать? Для Елены я - дежурный по Камбодже и такая стыдобища. Но где сейчас найдёшь машину с гидом? Все заняты, все в мыле, как артисты на новогодних ёлках. Четверть миллиона туристов за неделю - не шутка.
........
- У "Намасте" так всегда, - сказала Лиля. В кризисные минуты она становится дьявольски спокойной. - Как прокол - исчезают с радаров. От них четыре гида ушли, работать некому. Опять все скажут: русские кидают туристов. Сколько у твоей Елены подписчиков? Под сто тысяч? Сто тысяч позоров. А Намасте будет врать про малярию или укус кобры. На туристов это безотказно действует. Помоечники. Позвони Бонгу. Может, найдёт машину.
- Если и найдёт - куда она одна? К тому же колдуны и эзотерика. А свободного гида сейчас не найти.
- Да, гида не найти, - согласилась Лиля.
- Ты и поедешь, - сказала она через минуту. Как Порфирий Петрович: "Вы и убили-с".
- С ума сошла?! Я в Ангкоре был один раз с тобой вместе, головой крутил по сторонам. А эзотерика, чакры-макры, горгульи...то есть, колдуньи?! Где вся эта хрень и где я?!
- Чтобы ты - и не смог? В позе лотоса умеешь сидеть - остальное приложится. Очень сложно, но если кто и справится - так только ты.
Так легко нас покупают эти-вот женщины. На одно и то же.
До двух ночи искали машину, в четыре подъём. Залётный таксист согласился за полтинник. Ангкор, типа, знает.
Ругайте, смейтесь - мы решили оплатить машину и билеты в Ангкор. Просить с Елены - подумает, что я её развожу в компании с "Намасте". Имидж - всё. Деньги - тоже всё, но поменьше.
В пол-пятого таксиста не было. Отели перепутал. Звонки, ломаный английский, потеряно сорок минут.
В кассах Ангкора - безумные очереди. На полчаса, как минимум. Надо же, сколько людей одержимы мечтой о восходе! Слава советскому опыту: десятка охраннику и через минуту билеты в кармане.
Конечно, мы подъехали не к тому входу. Башня Книгочея - с другой стороны! Долгие объяснения, водитель тупит, за нами уже сотня машин.
- Мне надо именно сегодня встретить восход в этом сакральном месте, - волнуется Елена. - Я ради этого ехала! Луна на ущербе, дом Венеры в созвездии Козерога... Мы не опоздаем?
- Не-ет... - блею я козерогом на ущербе.
Четверть часа разворачиваемся из пробки, ползём к другому въезду. Над лесом встаёт светлая кромка.
- Мы не успеем, - чуть не плачет Елена.
Сам знаю. Но бодрюсь:
- Надо же, а я не верил про Козерога и Венеру! Сколько народа со всего мира сегодня на восход приехало! На том входе час бы простояли.
Бежим с ковриком наперевес, тропинка к Башне перекрыта жёлтыми лентами, кричат секьюрити. Перекрыто и слева. И тут. И там. Под птичьи вопли охранников бегаем между стенами и колоннадами, и вдруг оказываемся на лужайке прямо перед входом в Ангкор. В сотне метров за нами длинный мост, пруд и тысячи любителей восхода. Ближе их не пускают желтые ленты и охранники. И к нам уже бегут трое.
Расстилаю коврик, садимся.
- Но как же?!... - показывает Елена на охранников.
- Медитируйте, - отвечаю я. - Смотрите, солнце встаёт из-за главной башни. Редкая удача - мы оказались в этом сакральном месте точно в момент восхода. Ангкор вас принял!
- О!
- Закрывайте глаза и медитируйте.
Была-не-была. Улыбаюсь подбежавшей охране - в критические моменты здесь всегда надо улыбаться, иначе конец - и сообщаю:
- Мадам руси джол-джет Кампучия теран-теран. Кнём трека ангкай. Сорья, Преатит. Доп минут.
Это почти треть моего словарного запаса, но в сочетании с позой лотоса действует на охранников неотразимо. "Мадам из России очень любит Камбоджу, а мне надо сидеть. Солнце, солнце. Десять минут".
Восхищаюсь Еленой: она даже глаза не открыла. Сказали: "успеем!" - и успели. Сказано сесть и медитировать - она сидит и медитирует.
Охранники кланяются и почтительно отходят, но возвращаются с грозным начальством. Улыбка и заклинание "Мадам джол-джет - Преатит" работают безотказно. В Камбодже уважают ритуалы. Даже непонятные.
Прошло десять минут, и двадцать, и полчаса, уже валят туристы; Елена открыла глаза. И я слегка очухался.
- Да-а-а-ааа... Спасибо, Валерий. Какая же сакральность у этой точки! Конечно, в толпе было бы совсем не так. Но как же охрана нас не прогнала?
- Я сказал, что для вас это очень важно.
И наши отношения сразу упростились. Елена смотрела на меня с восхищением как на господа нашего Шиву, и в этой сияющей ауре я вёл её по Ангкор-Вату - главному храму. Совершенно не помню, что рассказывал; после выброса адреналина рот не закрывался. Елена слушала внимательно, не перебивала, не умничала.
Далее по программе был ланч на сакральной площадке, где пища земная сразу обращается в духовную - в сому, кажется. Возможно, в атман или в садхану. Но точно не в вайшешику.
Розоватую пирамиду с плоской верхушкой я увидел издалека, она в точности соответствовала описанию в программе: "Food Station", трапециевидная площадка красного цвета".
Смущала некоторая высоковатость и недоступность сакральной площадки. На пятнадцатиметровую высоту вели полустёртые, поросшие мхом и травой, древние ступени. "Ох, не сорваться бы", - нервничал я, страхуя Елену.
"Видимо, атман и садхана являются только через Преодоление", - решил я. Елена же уверовала в меня полностью и карабкалась бодро.
Залезли, разложили ланч-боксы и я вздрогнул. Слева внизу на удобной каменной платформе сидела куча чавкающего народа. Так вот оно где, место завтрака!
- Надо перейти на противоположную сторону, - сказал я Елене, - лицом к востоку. Иначе атман не завяжется.
Мы жевали сэндвичи (Елена с закрытыми глазами, подставив лицо Солнцу-Преатиту), вереницы туристов глазели на нас с любопытством. Многие фотографировали. Я чувствовал себя отцом Фёдором на скале с куском колбасы.
Странного вида юная пара вдохновилась нашим кармическим ланчем и тоже полезла на вершину.
- А почему только они? - спросила Елена.
- Просветлённых не так много, - ответил я. - Много званых, да мало избранных.
Елена с уважением, как с собратьями по атману, поздоровалась с взмокшей парочкой. Они оказались ирландцами; с их произношением больше ничего я и не понял. Вдоволь поулыбавшись, мы полезли вниз. Теперь я знал, что пирамида неправильная и мне было намного страшней.
Уф-фф, земля!
- А вон там тоже едят, - показала Елена на красную площадку с табличкой "Food Station". - И тоже на трапецию похоже.
- Много званых, да мало избранных, - повторил я. - Не всех пускает Красная Пирамида.
- Ох, - сказала Елена. - Мне так страшно было! Я сто раз думала: "Сейчас упаду!". Но ведь это особое место!
- Сакральное, - поправил я. - Не всех пускает. Видите, они даже и не пытаются.
Дальше было легко. При поисках храмов я применял проверенную формулу: "Видимо, пока не пускает" и мы бродили по лесу, пока не натыкались на указатель. В каждом храме Елена искала "своё место" и, найдя, медитировала. Пока она сидела с закрытыми глазами, я судорожно втыкал в телефон, стараясь запомнить про Махаяну, Большую Колесницу и Кали-Югу.
День успешно заканчивался, когда позвонила Лиля.
- Звонили из "Намасте".
- Отлично! Елена довольна, пост сдаю!
- Орали, угрожали. Мы, видите ли, увели у них клиента. И не стыдно этим помоечникам.
- Ого! А ты что?.. А они?.. А ты?
Помоечник из "Намасте" ждал нас в отеле.
- По законам Камбоджи, - обратился он к Елене, глядя мимо меня, - нельзя посещать Ангкор без местного лицензированного гида. Это преступление, вас оштрафуют и аннулируют визу.
Встретившая сакральный восход Елена смотрела сквозь него. Возможно, на Большую Колесницу.
- Ну ладно, - смягчился Намасте. - Меня лихорадка Денге вчера трепала, извиняюсь за накладку. Завтра едем к колдунье. На колдунью семьсот долларов приготовьте.
"Ах ты ж, сука!!" - подумал я.
- Это какой-то испанский стыд, - сказала Елена.
- Выезжаем завтра в шесть, - сказал я ей.
- Колдунья только с нами работает, - заколотился помоечник. - И татуировщик сакхья тоже. Они вас не примут.
- Мадам джол-джет Преатит, - сказала Елена. - А дальше не помню.
Мы нашли и колдунью, и мастера сакхья, но это уже другая история.
- базука
Loading...

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться:


Смотри также

Провел эксперимент: 2 месяца смотрел телевизор, чтобы понять, насколько много в нем пропаганды Друг позвонил и сказал, что женится на моей бывшей Про зятя Трудности перевода Мамы такие мамы Приличная девушка Укомплектовал Пьяница Молчание – aurum Преимущества личного авто Диалог бизнеса и власти Зачем нужны талоны?