17 октября в 10:13

Вражина

- Это что такое? Куда собрался? - грозный голос отца заставляет вжать голову в плечи и замереть на пороге, вцепившись вспотевшей ладошкой в дверную ручку.
- На улицу, - твой голос робкий, дрожащий.
- А шапка где?
- Так тепло на улице, - пытаешься показать характер. Пытаешься сказать, что уже взрослый и тебе плевать на какие-то там шапки, в которых в такую погоду только малышня бегает.
- Шапку надень, - теперь голос отца спокойный. Он знает, что я его услышу. Знает, что я, глотая слезы, возьму шапку, натяну её с яростью на голову и выбегу из квартиры.
- Шапка, шапка, шапка! - яростно бубня, я спускаюсь по лестнице. Выбегаю из подъезда, задираю голову и смотрю на наши окна. Отца не видно. Торжествующая ухмылка и шапка прячется в отвисшем кармане куртки. Воздух, хоть и холодный, бодрит. Бежать, играть с друзьями. К черту шапку.

А на следующее утро температура. Снова болят уши. Снова мама, достав из аптечки пипетку, открывает пузырек с какой-то вонючей жидкостью. Снова болит голова, а горло саднит, словно съел тарелку раскаленного песка. Мама бежит на кухню, потом обратно. Таблетки, пипетки, сиропы, градусники. И от её внимания слезы сами выступают на глазах. Жалко себя, а вот отцу меня не жалко. Он стоит, опершись плечом на дверной косяк и внимательно на меня смотрит. Глаза сурово прищурены, губы сжаты, но дыхание ровное. Конечно, ему на меня плевать. Он меня не любит.
- У, вражина! - шепчу сквозь сон, сжимая кулачки. Уши болят, но уже не так сильно.
*****
Шлеп! Резкий удар ладонью по губам и к ним моментально приливает вся кровь, что есть в теле. Слезы обиды брызгают из глаз, а сами глаза метают молнии в того, кто стоит рядом, и чья рука причинила боль. Отец тяжело дышит, но голос спокоен и ровен. Даже не дрожит.
- Понял, за что?
- Нет, - выкрикиваю со злобой и тут же ойкаю, когда шлепок повторяется. Шлепок несильный, но губам все равно больно.
- А теперь понял? - голос отца, в отличие от моего, тихий и спокойный. Словно для него это рядовой случай. Он опускается на одно колено и внимательно смотрит на меня. Его маленькие, черные глаза до одури меня пугают. Его глаза всегда чернеют, когда он злится. Голос у него спокоен, но я вижу это черное пламя, что пылает в его глазах. Но тут в его голосе появляются другие нотки, которых я до этого не слышал. Они появляются лишь на миг, а потом исчезают. - Она - твоя мать. Она стирает твою одежду, готовит тебе ужин, делает с тобой уроки, а ты что?
- Ругаюсь матом на неё, - обида потихоньку утихает в груди. Сердце еще ходит ходуном, злоба за удар никуда не делась.
- Сначала ругаешься, а потом что? Ударишь? - голос отца удивительно спокоен и от этого мне противнее всего.
- Нет.
- Понял за что получил по губам?
- Да.
- За что? - губы болят, словно знают, что от моего ответа зависит, будет ли еще один шлепок. Но его не будет.
- Нельзя так вести себя с родителями.
- Правильно. Теперь иди в свою комнату и подумай над тем, что ты сделал не так.
В комнате, в полной темноте, слезы снова начинают душить. Приходит злоба и непонимание. Почему сразу нельзя было это сказать? Зачем бить по губам? Это больно и неприятно.
- Вражина! - шепчу я, засыпая, а маленькие злые слезы высыхают у меня на щеках. Завтра я об этом забуду, а вот отец, я уверен, будет помнить всегда.
*****
- Ты что это делаешь? - я вздрагиваю, неловко пытаюсь спрятать зажжённый смятый бычок, вытащенный из отцовской пепельницы часом ранее, за спину, но он выпадает из ослабевших пальцев и падает на кафель, рассыпаясь на яркие искры. Голос отца все так же спокоен и суров, а губы поджаты. На миг в уголках блеснула улыбка, но тут же исчезла. - Давно?
- Что давно? - губы ноют. Ждут шлепка. Но его нет. Лишь этот тихий и спокойный голос. И пугающие до чертиков черные глаза.
- Куришь давно?
- Давно, - конечно, вру. Это вторая сигарета в моей жизни, если окурки вообще можно назвать сигаретой.
- Понятно, - отец уходит на кухню, затем возвращается в туалет и протягивает мне пачку "Примы". В его руке уже тлеет одна папироса. Он протягивает мне зажигалку и кивает. - Кури. Хочешь курить? Кури.
- И буду, - слова как-то злобно вылетают. Но отец по-прежнему спокоен. Он ждет, когда я закурю. Думает, что я испугаюсь. Я улыбаюсь, чиркаю зажигалкой и набираю полный рот дыма, который потом неловко пытаюсь выдохнуть.
- Это так ты куришь? - спрашивает он. Я киваю, на что он мотает головой. - Если хочешь курить, кури правильно. Вдыхай дым, а потом выдыхай.
- Ладно, - снова набираю полный рот дыма и делаю вдох. Омерзительная теплая волна жалит легкие, бьет в голову так, что она начинает кружиться. Желудок скачет ходуном, а потом съеденный суп выливается прямо под ноги отцу.
- Ну. Чего застыл. Кури дальше, - спокойно говорит он, дымя своей папиросой. Я затягиваюсь, липкие слюни не дают дышать, а из глаз снова бегут слезы.
- Вражина! - шепчу я так, чтобы он не услышал. Но он слышит. Глаза темнеют еще сильнее, но он просто стоит и смотрит, как меня корежит. Смотрит, пока ему это не надоедает, затем забирает окурок, бросает его в унитаз и сливает воду. Поворачивается ко мне и смотрит прямо в глаза.
- Еще хочется курить? Только честно.
- Нет, - до сих пор тошнит, а еще и пол вытирать.
- Угу, - хмыкает он и выходит из туалета, оставляя меня наедине.
*****
Я уезжаю. Видимо, надолго. Стою в коридоре, держу дорожный чемодан в руке, смотрю на маму. Перевожу взгляд на отца. Жду, что он скажет. Но он молчит и смотрит на меня. Мама целует меня в щеку, проверяет взял ли я паспорт. Отец лишь жмет руку и словно нехотя улыбается. Я тоже улыбаюсь. Потом разворачиваюсь и выхожу из квартиры. На улице задираю по привычке голову и смотрю на окна. Вижу маму. Вижу и отца.
*****
- Ты что делаешь? А по губам? - отец вздрагивает, прячет за спину окурок. Виновато улыбается, но я не улыбаюсь. Стою и смотрю на него максимально сурово.
- Ой, уж и покурить нельзя, - ворчит он, потом вздрагивает, когда сверху от соседей доносится ор. Это мой друг детства - Митька. Снова орет на свою мать отборным матом. Я ругался при родителях дважды. Когда внезапно проиграл мой любимый клуб, и когда получил от отца по губам. Отец качает головой и с трудом выходит из туалета, я иду следом за ним. Ворчу, конечно.
- Нельзя тебе курить.
- Ой, учить меня будешь?
Он садится в кресло и, нацепив на нос очки, углубляется в газету. Я иду на кухню, беру из холодильника одну из многочисленных баночек с таблетками, вытряхиваю белый кругляш, набираю воду из-под крана и возвращаюсь в зал. Протягиваю отцу. Тот кривит лицо, смотрит на меня сурово, но берет стакан и таблетки. Выпивает, морщится, а затем снова углубляется в газету.
- У, вражина, - внезапно и тихо говорит он. Но говорит так, чтобы я услышал. Я не могу сдержать улыбку. Он тоже смеется.
Враг мой... Нет. Друг. Лучший, какой только мог быть у меня.
© Гектор Шульц
Loading...

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться:


Смотри также

Прелюбодеяния и моржевание «В каморке, что за актовым залом» Тру стори Конкурсы на Новый Год Бандит Сингапуров Про дружбу Как я стал оперативным контактом и выведал страшную милицейскую тайну про самый секретный приказ Ложка Надя Добрый вечер, пройдёмте Агроном